«Американцы прячутся от нас»: что Россия рассказала на форуме в Давосе

Макроэкономика стабильна, поэтому пора переходить к реформам микроуровня, рассказали на Давосском форуме представители российской делегации. Россия — лидер в блокчейне, а санкции не так важны, считают они

Фото: Gian Ehrenzeller / EPA

Представители российского правительства и бизнеса попытались объяснить иностранным инвесторам на форуме в Давосе, как обстоят дела в экономике страны. С их точки зрения, после макроэкономической стабилизации нужно сосредоточиться на изменениях на микроуровне, а также стать лидерами в блокчейне. Иностранцев больше интересовали санкции, но россияне об этом говорили неохотно — это не тот вопрос, на котором стоит зацикливаться.

Ждать ли перемен

Россия столкнулась с самой затяжной рецессией с начала правления Владимира Путина — как убедить инвесторов в Давосе, что его новый срок будет другим? Такой вопрос вице-премьеру Аркадию Дворковичу на стратегической сессии о России в среду, 24 января, задал редактор Bloomberg Джон Фрэер. Цифры говорят сами за себя, дал понять Дворкович, который в этом году возглавил делегацию России на Всемирном экономическом форуме (ВЭФ): инфляция рекордно низкая, что дает хороший шанс для роста реальных доходов, ставки снижаются, тем самым давая новые возможности для инвестиционных проектов, малого и среднего бизнеса, ускоряются сельское хозяйство, химическая промышленность и другие отрасли, растут иностранные инвестиции, безработица по-прежнему низкая, а демографическая ситуация стабилизируется. «И результат — мы полностью восстановились от рецессии 2015–2016 годов», — объявил вице-премьер. Росту может навредить разве что снижение производства нефти, которое стало результатом сделки ОПЕК, добавил он, хотя сама договоренность — правильный шаг.

Занесенные снегом: с чем Россия и мир едут на Давосский форум

Экономика

Правительство не оценивает экономическую ситуацию как великолепную, подчеркнул Дворкович. Однако больших изменений после выборов ожидать не стоит. «Мы должны просто продолжать то, что мы делаем», — подчеркнул Дворкович. Макроэкономические риски очень низкие, нужно сосредоточиться на улучшении бизнес-климата и структурных реформах на микроуровне, сказал вице-премьер.

О бизнес-климате говорили на встрече Путина с бизнесменами в декабре, поделился основной владелец «Северстали» Алексей Мордашов, также участвовавший в «русской» сессии Давоса. Россия, считает он, будет пытаться получить больше от развития технологий, а корпорации могли бы помочь в цифровизации и обучении людей. Сейчас рост основан на «традиционной» экономике, и пора переходить к технологиям будущего, рассуждал глава Внешэкономбанка Сергей Горьков. Россия, уверял он, может стать лидером в блокчейне (хотя биткоин Горьков считает пузырем) благодаря, в частности, сильным кадрам. А к концу своей речи о технологиях глава ВЭБа и вовсе пришел к выводу, что Россия уже лидер в сфере блокчейна.

Сдвиг нужен «срочно»

О плотных связях с Россией говорила председатель крупнейшей итальянской нефтегазовой компании Eni Эмма Марчегалья. Санкции итальянцам не нравятся, и даже в этой непростой ситуации европейцы и американцы должны оставаться в контакте с Москвой, подчеркнула она. Итальянское правительство и компании близки к России, но они следуют решениям Еврокомиссии, сказала Марчегалья, добавив, что не знает, до каких пор продлится нынешнее положение дел. Объем внешней торговли России с другими странами упал на 40–50%, но не только из-за санкций, отметил, в свою очередь, Дворкович: во-первых, сказываются более низкие цены на нефть, во-вторых — ослабление рубля, которое сократило импорт.

«Санкции — это безумие»: о чем говорят российские гости Давосского форума

Фотогалерея

Отношения России и США «довольно токсичные», рассуждал президент американского экспертного центра Atlantic Council Фредерик Кемп. США готовы плотно работать с Россией в сферах контртерроризма или борьбы с наркотрафиком, но экономические отношения не изменятся без перемен в ситуации с Украиной, объяснял он присутствующим.

Макроэкономическая ситуация стабильна, но это стагнация, которая длится с 2004 года, считает Кемп: размер экономики уменьшился, санкции съедают по 1–1,5% ВВП в год, уровень развития технологий отстает, а таланты уезжают из страны. «Реальный вопрос — будет ли после выборов существенный сдвиг в подходе [к экономике]. Я не знаю, будет ли он, но России это нужно срочно», — заключил он, напомнив о докладе Минфина США по возможным новым санкциям, который будет готов 29 января. Упоминание в докладе приближенных к Кремлю людей не означает автоматического введения санкций, отметил он, но это в любом случае скажется на репутации фигурантов доклада при ведении бизнеса с ними.

Незначительная проблема

О возможности попадания в новый санкционный список США модератор спросил Горькова. ВЭБ как государственный институт развития очень близок к правительству, ответил он. «Но наша миссия — создать новую экономику для России и профинансировать конкретные проекты», — указал Горьков. Прямое влияние на бизнес-климат от санкций вряд ли есть, так как они распространяются на отдельные секторы экономики и нужно отделять частный бизнес от государства, рассуждал затем Мордашов. «Для частных компаний, как «Северсталь»… Мы не имеем ничего общего с правительством, — отметил Мордашов. — У нас нет государственного участия, мы не участвуем в государственных программах». С другой стороны, санкции способствуют тревожности и неопределенности, которые уже наблюдаются в России, полагает Мордашов. Если в санкционные списки люди попадут просто за то, что у них успешный бизнес, — это будет провалом, добавил Кемпе.

Дворкович заявил о прячущихся от делегации России в Давосе американцах

Экономика

Но России пора что-то решать с ограничениями и понять, как позиционировать себя, подчеркнул он. «Без финансирования, без доступа к технологиям, без открытости и открытых отношений с Европой и США — я не думаю, что Россия когда-либо сможет реализовать​ весь свой потенциал», — сказал эксперт.

Разговоры о санкциях к этому времени надоели Дворковичу. ​«Санкции не самая важная вещь в мире, это незначительная проблема, на обсуждение которой мы не должны тратить много времени. Мы должны просто работать все более эффективно. Это не Россия прячется от диалога, это не Россия не открыта [к нему]. Американцы прячутся от нас в Давосе. Это маленькая деревня, но они не хотят разговаривать, прячась от реальной дискуссии», — заявил он. США считают, что санкции эффективны, и приводят в пример Иран и КНДР, но Россия не Иран и не КНДР, отметил вице-премьер. Гораздо важнее, что Россия делает со своими институтами и юридической системой, заключил Дворкович.

Как менялась повестка экономического форума в Давосе

Еще 11 фото

Фотогалерея

Снова о Магнитском

Завершилась русская сессия вопросом, который стал практически традиционным. Глава фонда Hermitage Capital Management Уильям Браудер, рассказав о своих «непростых» отношениях с Россией и напомнив о «пытках» и «убийстве» аудитора фонда Сергея Магнитского, спросил Дворковича, почему Россия «настаивает на покрывательстве убийц Магнитского». Вице-премьер сказал, что на этот вопрос отвечали неоднократно, в том числе и на ВЭФ. Дворкович подчеркнул, что не работает в правоохранительных органах и не может дать дополнительных разъяснений «по этому конкретному делу».

Подобный вопрос Браудер задал на ВЭФ и в 2015 году. Ему отвечал первый вице-премьер Игорь Шувалов. «Если в смерти Магнитского виновны люди, которых не провели через надлежащую процедуру судопроизводства, не наказали, — это безобразие, это плохо», — ответил тогда Шувалов.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

*

code