Холдинг Баффетта получил рекордную годовую прибыль $45 млрд

Berkshire Hathaway Уоррена Баффетта зафиксировала рекордную для себя чистую прибыль — почти $45 млрд по итогам 2017 года. Из них $28 млрд — бумажный доход благодаря налоговой реформе Дональда Трампа

Уоррен Баффетт

(Фото: Kevin Lamarque / Reuters)

Американский инвестиционный конгломерат Berkshire Hathaway 87-летнего миллиардера Уоррена Баффетта отчитался о крупнейшей в своей истории годовой прибыли: чистая прибыль, приходящаяся на долю акционеров материнской компании, в 2017 году составила $44,94 млрд (рост на 87% по сравнению с предыдущим годом). Прежним рекордом были $24,1 млрд, заработанные в 2015 году.

Почти две трети финансового результата за 2017 год обеспечила налоговая реформа США, которая принесла Berkshire $28 млрд «бумажной» прибыли за счет сокращения будущих налоговых выплат. Баффетт известен как сторонник повышения налогов для богатых, а на президентских выборах в США он поддерживал Хиллари Клинтон, но именно налоговые сокращения Дональда Трампа помогли Berkshire Hathaway показать рекордную прибыль.

Отложенные налоги

«Чистая стоимость Berkshire в 2017 году выросла на $65,3 млрд. <…> Но в отличие от прежних лет значительная часть этого роста не является результатом наших собственных достижений. Только $36 млрд пришли от операций Berkshire. Остальные $29 млрд нам принес конгресс, переписав в декабре Налоговый кодекс США», — написал Баффетт в традиционном послании акционерам, опубликованном вместе с годовым отчетом Berkshire (.pdf).

С 2018 года базовая ставка по федеральному налогу на прибыль корпораций в США снижена с 35 до 21%. В связи с этим Berkshire оценила, что ее отложенные обязательства по налогу на прибыль сократились на $35,6 млрд, говорится в отчете компании. Чистая налоговая выгода, которую Berkshire признала в прибыли за 2017 год, составила $28,2 млрд. Таким образом, если бы налоговая реформа не состоялась, чистая прибыль компании составила бы $16,7 млрд.

Отложенные налоговые обязательства — один из двух главных источников фондирования Berkshire (второй — это страховые премии, которые собирает страховое подразделение корпорации), говорил ранее Баффетт. Это равнозначно беспроцентному кредиту от правительства США, говорил он. В 2017 году Berkshire заплатила только $2,1 млрд налога на прибыль, тогда как отложенные налоговые обязательства достигают $64,6 млрд на конец года (годом ранее было $86,8 млрд).

Фото: Rick Wilking / Reuters

Эти виртуальные обязательства возникают у Berkshire двумя способами. Первый — нереализованные доходы от переоценки акций различных компаний, которые держит Berkshire в своем портфеле. На конец 2017 года холдинг владеет акциями компаний (Apple, Bank of America, Coca-Cola, General Motors, Goldman Sachs и др.) рыночной стоимостью $170,5 млрд, а приобретены они были за общую сумму $74,7 млрд. Если бы Баффетт теоретически продал весь портфель, Berkshire заплатила бы с этого налог на прибыль, но пока они остаются на балансе, этот налог записывается в отложенный.

Второй источник отложенных налоговых обязательств — это масштабные вложения двух главных производственных компаний Berkshire — железнодорожной BNSF и электроэнергетической Berkshire Hathaway Energy — в основные средства. Налоговый кодекс США разрешает ускоренную амортизацию основных фондов для целей налогообложения, благодаря чему текущие обязательства по налогу на прибыль уменьшаются, а отложенные — увеличиваются.

В 2017 году — наравне с рынком

Письмо Баффетта инвесторам по традиции открывается сравнением динамики стоимости акций Berkshire Hathaway и фондового индекса S&P 500. В 2017 году балансовая стоимость (активы минус обязательства) Berkshire в расчете на акцию выросла на 23%, немного обогнав доходность S&P 500 (21,8%, с учетом реинвестирования дивидендов).

Балансовая стоимость на акцию — «грубый, но полезный» способ проследить динамику внутренней стоимости, подлинной ценности бизнеса (intrinsic value), считает Баффетт. Однако несколько лет назад он стал добавлять в свое сопоставление с фондовым рынком и биржевую стоимость Berkshire. В 2017 году она выросла на 21,9% — практически наравне с индексом S&P.

Но на долгосрочном интервале Berkshire не оставляет шансов фондовому рынку: с 1965 года среднегодовой рост балансовой стоимости компании в расчете на акцию составил 19,1%, рост котировок — 20,9%, а у индекса S&P — только на 9,9%.

Forbes оценивает состояние Баффетта в $86,9 млрд по состоянию на 24 февраля 2018 года. Он обещал передать 99% своего богатства на благотворительность.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

*

code